“От героев иных времен…”

9 марта 2014 12:30

Вспоминаю свой первый день службы в качестве курсанта учебно-танковой дивизии в Печах. Нас, молодых парней весеннего призыва 1969 года, будущих механиков-водителей, встретил фронтовик подполковник Тарасенко. Запомнились его напутственные слова: “В танке, сынки, нет деталей весом менее двух пудов. Так что слабакам советую от моего батальона держаться подальше…”

Недавно я сердечно поздравил  своего первого комбата с 90-летним юбилеем. В далеком 1944 году гвардии младший лейтенант Тарасенко Василий Степанович на  танке ИС-2 в составе тяжелого танкового полка прорыва 1-го Прибалтийского фронта освобождал Шумилино, Поставы, Полоцк и другие населенные пункты Витебской области. Мне кажется, что наши  историки допускают большую ошибку,  до сих пор не побеседовав с этим ветераном, без сомнения, одним из старейших танкистов Беларуси. Он бы многое рассказал  о боях на нашей земле. Кстати, его родной полк  за свои боевые дела  получил почетное наименование “Полоцкий”.

В механики-водители я тогда не прошел по росту. “Учебку” закончил в качестве наводчика танкового орудия. Сержантом участвовал в стратегических маневрах “Двина”. Много лет прослужил  на различных должностях в танковых войсках Советской Армии. Сейчас в роли офицера- отставника  выступаю консультантом комплексной научно-исследовательской экспедиции детского клуба “Родничок”, работающего при Кохановской горпоселковой библиотеке.

Вместе с учениками местной школы мы прошли по боевому пути танка гвардии младшего лейтенанта Фроликова, освобождавшего наш район. Его легендарная “тридцатьчетверка” первой ворвалась в столицу Беларуси и сегодня стоит  в центре Минска. А впереди нас ждет еще один захватывающий поход по местам боев не менее знаменитой боевой машины — танка под названием “Боевая подруга”.

Его биография берет начало в 1943 году, когда жена комиссара стрелковой дивизии Мария Васильевна Октябрьская, получив известие о гибели мужа, собрала все семейные сбережения и сдала их в Фонд обороны страны на его строительство.

В те суровые годы так поступали многие. Но вдова полкового комиссара пошла дальше.  Сорокалетняя женщина решила сама управлять боевой машиной и обратилась с этой просьбой  к Верховному главнокомандующему товарищу Сталину. В своем письме она написала: “В боях за Родину погиб мой муж — полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашист-скими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои сбережения — 50000 рублей. Танк прошу назвать “Боевая подруга” и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофера, отлично владею пулеметом, являюсь ворошиловским стрелком… Октябрьская Мария Васильевна, г. Томск, Белинского, 31″.

Ответ был краток: “Томск. Марии Васильевне Октябрьской. Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет, Иосиф Сталин”.

Если по прочтении этих строк у вас, дорогой читатель, не сжалось сердце, а на глазах не выступили слезы, значит, у вас очень крепкие нервы.

Мария села за рычаги боевой машины и  в качестве механика-водителя воевала так, что слава о ней прокатилась по всему фронту. Обратимся к архивным документам. В представлении ее к званию Героя Советского Союза  командир 26-й гвардейской танковой бригады гвардии полковник Нестеров приводит всего лишь несколько эпизодов из ее фронтовой биографии. Но они очень показательны для характера этой выдающейся женщины.

“…В бою 20 ноября 1943 года в районе населенного пункта Новое Село т. Октябрьская первой ворвалась на своем танке в оборону противника, где гусеницами уничтожила одно ПТО (противотанковое орудие — прим. редакции) и до 30 солдат противника. В этом бою ее танк огнем противника был выведен из строя, а сама т. Октябрьская ранена. Несмотря на ранение она не оставила боевую машину и в течение трех дней, находясь в осаде, под непрерывным артиллерийским огнем противника восстановила танк  и возвратилась в часть.

На этом же танке 17.1.44 года в районе совхоза “Крынки” т. Октябрьская участвовала в атаке по овладению этим населенным пунктом, гусеницами своего танка раздавила два орудия противника вместе с обслугой. Танк снова был подбит. Т. Октябрьская, проявляя героизм,  под сильным огнем  противника восстановила машину, но при этом была тяжело ранена, отправлена в госпиталь, где скончалась”.

Отмечу, что все указанные населенные пункты входят в состав Витебской области. Мария Октябрьская сражалась и погибла на нашей земле.

Спасти женщину, несмотря на личное участие в ее судьбе главного политического комиссара Красной Армии  Мехлиса, врачи не смогли. Будете в Смоленске, поклонитесь ее праху. Мария похоронена  у крепостной стены его старинного кремля.

Собирая  по крупицам  сведения о дальнейшем  боевом пути легендарного танка “Боевая подруга”, я документально могу подтвердить его участие в освобождении и нашего района. Именно эта боевая машина в числе первых  перерезала в июле 1944 года одну из главных коммуникаций немецкой армии — железнодорожную магистраль Орша — Могилев рядом с деревней Голошево, а победу встретила в районе Кенигсберга.

Где она находится сейчас? Трудно сказать. Но некоторые ниточки ведут нас в Сибирь.   Все послевоенные десятилетия танкисты 4-й гвардейской танковой бригады берегли свой талисман — старенькую фронтовую “тридцатьчетверку”, и куда бы ни бросила их военная судьба, возили ее с собой. Но наступили тяжелые  времена — перестройка, гласность, а затем и апофеоз предательства завоеваний социализма — развал страны и ее великой армии.

Танковую бригаду передислоцировали из Германии в Забайкалье, где тихо и незаметно расформировали.

Сейчас, когда идет к завершению работа по созданию  электронной книги “Память” Витебщины, хотелось бы, чтобы малоизвестные страницы о подвигах танкистов на нашей белорусской земле были представлены в ней достойно. Для начала — в печатных строках. А дальше все зависит от нашей совести и памяти о славных делах наших дедов и отцов.

Н. ПЕТРУШЕНКО,
полковник в отставке.

P. S. В 90-х годах прошлого века я служил в Забайкальском военном округе. О том времени у меня остались самые тяжелые воспоминания. После заключения Горбачевым ряда соглашений с Западом о разоружении воинские эшелоны из Германии, Польши, Венгрии, Прибалтики шли в Сибирь  непрерывным потоком.

Станции, поселки, городки, дороги были до отказа забиты боевой техникой. Не прибавляли настроения прибывающим военнослужащим совершенно дикие места, где им было приказано  отныне служить. Части и соединения разворачивались в полном смысле этого слова в чистом поле. Многие из них при этом спешно расформировывались. Вспоминается огромная масса танков, бронетранспортеров, специальной техники, растянувшаяся  на многие километры в полях и лесах Забайкалья. У нас, старожилов,  тогда сложилось полное ощущение, что всю эту боевую армаду вывели за Урал только для того, чтобы бросить на произвол судьбы.

О боевой подготовке прибывших частей и подразделений тогда  речь вообще не шла! Когда в 1994 году  грянула первая  чеченская кампания, командование вынуждено было  спешно  формировать из этой массы очень “сырые” в боевом отношении подразделения   и отправлять на Кавказ. К чему это привело, помнят многие.

А люди? В преддверии  суровой сибирской зимы ими набили “под завязку” палатки, бараки, казармы, всевозможные подсобные помещения. Женщины (у кого была такая возможность) забирали детей и уезжали к родственникам, друзьям,  знакомым.  Многие семьи тогда  распадались.

Совсем не “тихо и незаметно”, как вы пишете, уважаемый Николай Семенович, расформировывались в те годы прославленные в боях части и соединения Советской Армии, изгнанные из Европы, а очень тяжело. Я бы даже сказал, трагично. Со слезами на глазах у людей  и проклятиями на устах.  В чей адрес они звучали тогда, вы прекрасно знаете…

Тогда-то я и обратил внимание на старые танки, в большом числе появившиеся на полигоне  читинского танково-ремонтного завода, — КВ, ИС, может быть, даже и “тридцатьчетверки”, точно сказать не могу.

— Прибыли из укрепрайонов с китайской границы, — кратко прокомментировали ситуацию работники предприятия, — служили там в качестве огневых точек. Сейчас  подлежат утилизации…

Понимаете? Когда все вокруг рушилось, людям было не до старых машин. Их сдавали на переплавку.

Могу предположить, что и судьба танка “Боевая подруга”, о котором вы пишете, тоже сложилась столь же печально.

С уважением М. КОРОЛЕВ.

Другие статьи рубрики

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Написать комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

ПОИСК ПО САЙТУ

Выборы 2019

Год малой родины

75-летие освобождения Беларуси

Конкурс туристических фильмов

Ритуальные услуги

Земельные участки

Дар бесценный

В мире денег

Поможем церкви!

На благое дело

Наш календарь

Март 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Архив новостей