Трагедия на ЧАЭС: окаянные дни и ночи

26 апреля 2014 13:30

Петр Тимофеевич Плешко, наш земляк, о Чернобыле знает не понаслышке. В 1986 году, будучи командиром экипажа вертолета К-26 Минского авиаотряда, совершил сотни рейсов, эвакуируя людей из деревень Полесья. А потом несколько месяцев тушил лесные пожары в зараженных местах Беларуси, препятствуя расползанию радиоактивных очагов.

Мы побеседовали,  когда он вернулся из Минска. Хоронил своего  товарища, вместе с ним летавшего в пекло Чернобыля. Увы! Летчики, побывавшие рядом с развороченным взрывом энергоблоком, долголетием не отличаются. Такова статистика.

— Петр Тимофеевич, чем для вас был Чернобыль?

— Войной. Я не преувеличиваю. По накалу страстей, последствиям,   горю людскому его можно сравнить только с нашествием неприятеля. Удар Чернобыля был столь же страшен, внезапен и беспощаден. Он вызвал многочисленные жертвы среди пожарных, военных, специалистов, вставших на пути взбесившегося “мирного атома”, сломал жизнь и здоровье нескольким поколениям  наших людей.

Не побывавшим там трудно представить сегодня, какие силы и средства были брошены на ликвидацию последствий этой катастрофы. В лесах и полях рядом с аварийным энергоблоком день и ночь работали десятки тысяч ликвидаторов, оснащенные техникой, вооружением, включая авиацию различного класса и  назначения.

Но, честно говоря, не эта армада потрясла меня больше всего. В конце концов, эти люди выполняли свой долг и находились рядом со станцией в силу служебных обязанностей. Потрясла трагическая судьба переселенцев, с которыми мне пришлось  иметь дело.

Десятки тысяч мирных жителей региона вынуждены были покинуть родные места. До сих пор стоят перед глазами их потерянные  лица, когда им объявили безжалостный приговор. Нечто подобное я увидел потом на полотнах Савицкого, в его знаменитом лагерном цикле!

Нашей эскадрилье поручили особую задачу — в первую очередь эвакуировать из зоны заражения детей. Растущий организм ребенка наиболее уязвим перед радиацией.  Ребятишек забирали у родителей чуть ли не насильно, и под плач, больше похожий на вой, сажали в вертолеты. Малыши с  ужасом в глазах сбивались в салонах в кучу. Оторвать друг от друга и рассадить их было практически невозможно. Для нас, взрослых,  эти минуты детского горя и страданий были невыносимым укором. Не раз я видел потом, как у бывалых летчиков эскадрильи, побывавших в самых опасных переделках, при воспоминаниях об этой эвакуации на глаза наворачивались слезы.

— Что было с домами переселенцев?

— Несколько раз мне приходилось доставлять членов государственной комиссии на так называемые “деревенские похороны”. То еще зрелище! Военная  техника заранее вырывала вдоль брошенных улиц  огромные рвы. На краю, как солдаты перед расстрелом, стояли аккуратные сельские домики в окружении цветущих садов и грустно смотрели на мир своими светлыми окнами. Рядом с бульдозерами нервно курили трактористы. На их долю выпала незавидная роль “палачей”. Предстояло уничтожить, с землей сровнять то, что люди горбом своим много лет наживали. Они не спешили, словно еще надеясь на что-то. Но, тяни не тяни, а приговор в исполнение приводить надо…

— Как вы боролись с последствиями взрыва? Южные, юго-восточные ветра быстро понесли заразу по всей Беларуси.

— В первые недели после катастрофы, до отказа заполненные нервной горячкой, а часто и неразберихой, наши вертолеты обрабатывали сельскохозяйственной химией поля и леса. Считалось, это хотя бы на время свяжет расползающиеся по республике радионуклиды. Одновременно проводилась интенсивная радиационная разведка на всей территории Беларуси. Мы садились чуть ли не в каждой деревне, брали образцы грунта, воды, воздуха. На основании этих данных специалисты удивительно быстро составили единую карту радиоактивного заражения республики. Решения на эвакуацию, дезактивацию, захоронение зараженных строений стали приниматься более взвешенно и ответственно. На кону ведь стояли судьбы сотен тысяч людей.

Помню, как переживал я, когда привезли сводные данные по нашему району. Достаточно высокие зоны заражения были обнаружены вокруг деревень Новинка, Сани, Будовка. Слава богу, обошлось без  крайних мер. Радиологи посчитали, что, соблюдая рекомендованные меры безопасности, жить в тех краях можно.

— Как назло стояла сухая погода, начались лесные пожары…

— Они доставляли нам много хлопот. Серое марево из дыма, пепла и пыли  часами висело в воздухе, мешая ориентироваться в воздухе и нормально работать. Прежде чем установишь очаг возгорания, передашь его точные координаты, наглотаешься этой адской смеси почти до потери сознания.

— Кстати, как вы себя защищали от радиации в воздухе и на земле?

— Нам предлагались так называемые индивидуальные средства защиты — комбинезон, респиратор, очки, резиновые перчатки и сапоги. Но вызывала эта амуниция невеселую улыбку. Попробуй полетай в  резиновых доспехах, когда температура в кабине пилота достигает 50 градусов. Опасно! В считанные минуты перегреешься, угробишь и  людей, и машину!

Как правило, мы вынуждены были летать в повсе-дневной  форме одежды. А в качестве антиоксиданта вечером использовали водку. Она служила нам главным лекарством от неприятной болезни, имя которой радиофобия. Постоянные мысли, что все, чем ты дышишь, что пьешь и ешь изо дня в день, смертельно опасно, не оставляли людей днем и ночью. Спиртное после напряженных полетов пробуждало аппетит, расслабляло, позволяло заснуть. Летному составу это было крайне необходимо. Не отдохнешь — начнется физическое и нервное истощение организма. Не дай бог еще в воздухе сознание потеряешь…

Хочу подчеркнуть, что такая форма борьбы с радиофобией выглядела тогда  сдержанно, даже красиво. Пили не ради куража, а потому что “доктор микстуру прописал”. В этой связи случались и курьезы, служившие нам хорошей разрядкой. Старожилы помнят, в те годы в стране бушевал горбачевский  сухой закон. Не раз и не два зависали мы… над самогонными заводиками, принимая дым от них за пожары. Сель-ские умельцы прятали свои агрегаты в глухой чаще, подальше от всевидящего ока партийных работников. Естественно, мы садились. Заливали первач в емкости, что  под рукой находились, и летели себе дальше.

— Производство не разоряли?

— Как можно! Мы же приличные люди! Принцип “живи сам и дай жить другим” в условиях антиалкогольных перехлестов мы соблюдали свято. Самогонщики-технологи смирно сидели при этом в кустах и спокойно наблюдали за частичной конфискацией своей продукции. Знали, что  лишнего  не возьмем и не напаскудим.

— Индивидуальные дозы радиации учитывали?

— Нет. Радиационные дозиметры выдавали только командному составу. Рядовые летчики их не имели. Ориентировались мы, как правило, по общему самочувствию. Принято утверждать, что радиация не имеет вкуса, цвета, запаса. Как сказать… Я, например, в зонах с повышенным фоном ощущал постоянную сухость во рту, зуд в теле, будто через него ток пропускали, и сильную жажду. Но сколько заразы отложилось в моих костях в том году, до сих пор не знаю. Да  и знать не хочу. Так  спокойнее.

— Льготы имеете?

— Их немного у нас осталось. В принципиальном плане они мне практически ничего не дают. Поэтому, когда время пришло, даже удостоверение ликвидатора не стал обменивать. А вот память о погибших при спасении страны нужно всем нам чтить и хранить свято. Как это делают священнослужители. В Минске на улице Карастояновой есть церковь в честь иконы Божьей Матери “Взыскание погибших”. Но народ называет ее Чернобыльской. Потому что там ежедневно проходят службы в память о погибших в самой крупной техногенной  ядерной катастрофе 20 века  и умерших от ее последствий.

Кстати, в их честь там открыт небольшой музей.

Беседу вел М. КОРОЛЕВ.

НА СНИМКЕ: перед отправкой в Чернобыль. Экипаж не знает, что его ждет впереди.

Другие статьи рубрики

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


Один комментарий на “ Трагедия на ЧАЭС: окаянные дни и ночи ”

  1. сельчанин , 1 мая 2014 , 18:54

    Кто воевал в Афгане имеет льготы.А у ликвидаторв отобрали практически все льготы.С чем остались ликвидаторы ни с чем.Кинули людей на амбразуры.

    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Написать комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

ПОИСК ПО САЙТУ

Выборы 2020

Год малой родины

75-летие Победы

Прямые линии

Конкурс туристических фильмов

Славянский базар в Витебске

Ритуальные услуги

Дар бесценный

В мире денег

Поможем церкви!

На благое дело

Наш календарь

Апрель 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Март   Май »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Архив новостей