Анатолий Анюховский: выход один — сокращение посевных площадей

9 сентября 2015 12:29

Во главу угла жизнь настоятельно ставит экономику. Она жестко диктует свои правила, или объективные законы. Жить по ним — значит идти в ногу со временем. Но сегодня мало только это понимать, нужны продуманные решения и действия. Вот и Анатолий Васильевич Анюховский, человек думающий, небезразличный, буквально бьет тревогу, столкнувшись с рядом моментов, не устраивающих и его лично, и возглавляемый им коллектив.

Казалось бы, есть объемные показатели, динамика роста — и что еще надо? А надо большее, ведь несущая конструкция производства — его эффективность. Все копание во взглядах на перспективы развития началось, в общем-то, с обычного. Тот, кто хочет собрать и продать яблоко заводу, а оно в этом сезоне по 600 рублей за килограмм от населения и 770 рублей от организаций-заготовителей, считает, что цена на него для промпереработки низкая.

— Но это далеко не так, — говорит Анатолий Васильевич, — сегодня мы продаем пшеницу по цене 1500 рублей за килограмм. По другой и не закупают. Только “Экомолу” отгрузили ее по цене чуть большей в объеме 4 тысяч тонн. Отгрузить-то отгрузили, но денег от них не получили и неизвестно, когда получим. Так это же хлеб!..

Действительно, сравнение на многое открывает глаза. А руководителю тем более, если он оценивает,  видит “упрямые” цифры. С ними нельзя не считаться. В прошлом году яблоко заготавливали в среднем по цене 580 рублей за килограмм и при этом вкупе с другими составляющими для производства вина (стоимость сахара, спирта, этикетки, бутылки, пробки и прочего) понесли на виноделии убытки.

— Мы уже не можем дальше, — продолжает      А. В. Анюховский, — поднимать цену на нашу продукцию, станет непродаваемой. Производство вина и без того сокращено почти на 40%, акцизы выросли на 13%. Есть еще переходящие с прошлого года запасы виноматериалов для крепкого и крепленых вин. Но более 600 тонн яблока взяли на переработку и в этом году на сегодняшний день. Дает свою часть собственный сад, в прошлом году опада собрали 1,5 тысячи тонн. Задача на этот сезон — заготовить 1,2 тысячи тонн под производство непосредственно натуральных вин. Для крепленых достаточно имеющихся запасов…

Таким вот под углом экономической выгоды видит руководитель данный расклад ситуации. Понять ее можно и надо, предприятию нужна безубыточная работа, нельзя загонять в тупик виноделие как отрасль. Собственно, предприятие находится в одной лодке с населением. Закупочные цены на продукцию растениеводства и садоводства на внутреннем рынке падают. И что-то этому пока противопоставить невозможно.

Вот так и по зерну. Урожай получили радующий, производители мяса птицы, свинины нуждаются в зернофураже, но не берут его. Нет за что, а банки кредитов пока не дают. Затраты же, ведь работают строго по технологиям, понесли колоссальные. А по-другому нельзя. Хочешь получить — надо вложить. В чем же выход?

Руководитель консервного завода видит его в ресурсосбережении.

— Будем убеждать вышестоящие организации, — продолжает А. В. Анюховский, — разрешить нам пойти на сокращение посевных площадей, уводя их на занятые, или сидеральные, пары. То есть поступать так, как это делалось в 50-е годы, давая возможность земле отдохнуть, сохраняя влагу и накапливая определенные минеральные и органические вещества.

Надо думать, как часть земель отдать под залежь хотя бы в той части, которая идет под посадку картофеля, чтобы избавиться от сорняков, которые забирают огромные деньги при использовании для борьбы с ними средств защиты…

Выводить площади под занятый пар — это значит сеять на них ту же редьку масличную, яровой рапс и т. д. Они затем запахиваются и таким образом закладывается в почву масса органических веществ и поля очищаются от сорняков. Такой подход значительно сократит расходы на приобретение средств защиты растений. Они дорожают и сами по себе, и при привязке к курсу доллара. Данный фактор самый затратный, ведет к ощутимому снижению рентабельности и на такой значимый для предприятия культуре как картофель.

Не удовлетворяет и имеющийся севооборот. Насыщенный тремя основными культурами — зерно, рапс, картофель, он вынуждает сеять крестоцветные, чередуясь, буквально через год, а делать это надо только на пятый год, чтобы избежать заболеваний крестоцветных. Когда здесь не работали со средствами защиты в нынешнем объеме, рентабельность на рапсе доходила до 31%. Теперь же, когда цены на него сдерживаются, обратная картина. В прошлом году на консервном продали порядка 3 тысяч тонн рапса (50% от объемов в районе), 99% реализовали его первым классом, при этом получили 750 млн. рублей убытков.

Чтобы заниматься озимым рапсом с выгодным конечным результатом, тоже нужны, считает Анатолий Васильевич, паровые поля. Готовить их надо с весны, засевать в оптимальные сроки. Фитосанитарное состояние почв таково, что возделывать рапс в прежних объемах означает работать заведомо в убыток. Выход один — уходить от экстенсивного пути развития, на меньших площадях получать больший урожай посредством сбережения ресурсов.

Более того, как агроном и убежденный на практическом опыте руководитель А. В. Анюховский убежден, что озимый рапс для северной в республике области неподходящая культура. Наша — витебская и толочинская — яровой рапс. В прошлом году он дал 29 центнеров с гектара, в нынешнем — 25. И будет давать такую урожайность всюду, если не отступать от технологий.

Нам надо обеспечивать экономику. Это главное. Она создается нами, и прежде всего использованием ресурсо-сберегающих технологий. Это зависит от нас, то, что в силах мы делать.

Пока же подход еще только прорабатывается. Он озвучен, потому что выстрадан, а теперь требуется ему практическое решение. Все понимают: оно трудное, для некоторых — неприемлемое. Упорядочить, сократить площади звучит как приговор прежней, привычной для многих системе. Но что мешает сделать первый шаг предприятию, которое способно и готово к неординарным, может, и исключительным действиям, не потеряв в объемах производства?! Только команда сверху на эксперимент, или на возвращение к забытым хорошим временам. Сколько копий было сломано вокруг занятых паров, но в итоге же оказались правы их сторонники. Получали и хлеб, и корма, имели экономику.

Да, можно брать кредиты. Но льготных из них нет, а кредиты коммерческих банков “раздевающие”. До областного уровня свои предложения консервный завод довел, правда, пока еще в устной форме. В расчетах они имеются и в письменной. Хотя бы только не остались на бумаге… Вся надежда на Национальную академию наук, дочерним предприятием которой является завод.

“Теория мертва без практики живой, а древо жизни зеленеет”, — говорил классик. Поэтому надо только поблагодарить практиков за инициативу и своевременно поддержать их в решении назревших для аграрного сектора проблем.

Виктор БИРЮКОВ.

Все новости

Другие статьи рубрики

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.5/10 (2 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: -1 (from 1 vote)
Анатолий Анюховский: выход один — сокращение посевных площадей, 5.5 out of 10 based on 2 ratings

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Метки:



Один комментарий на “ Анатолий Анюховский: выход один — сокращение посевных площадей ”

  1. Николай Петрушенко , 9 сентября 2015 , 21:04

    Охотно верю! Но вот что настораживает – десятилетиями один и тот же журналист ведет разговор с директором. Доверие к такому материалу падает. Может новый задаст вопросы под иным углом, возразит, а то все верно, все гладко, прилизано…

    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
    VA:F [1.9.22_1171]
    Rating: 0 (from 0 votes)

Написать комментарий

Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.

ПОИСК ПО САЙТУ

Год исторической памяти

Партизаны Толочинщины

Прямые линии

Ритуальные услуги

Поможем храму!

ЧТУП “РОУЗТОРГ”

Наш календарь

Сентябрь 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Архив новостей

Мы в Инстаграме

Мы в Facebook

Наши видео

Мы в Telegram