Труженица Друть в зеркале исторической географии

1 марта 2019 10:48

Каждый, кто интересуется историей родного края, может и должен вписать свою строку в историческую географию региона. Изучая малую родину через призму географии на определенном историческом этапе ее развития, мы обнаружим немало “белых пятен”, над которыми, полагаю, будет биться не одно поколение наших внуков и правнуков. Самой сложной частью исторической географии является анализ древней экономики изучаемой территории — установление уровня развития производительных сил, их размещение, путей сообщения, направление товарных потоков.

Если бы это было легко решаемой задачей, мы давно установили бы  в верховьях Друти камень, на котором было бы увековечено наличие на Толочинщине сухопутного волока “из варяг в греки” на западно-двинском ответвлении легендарного великого торгового пути. Как подчеркнули составители историко-архивной хроники “Память. Толочинский район”, он “во многом содействовал в древности расцвету Полоцкого княжества. Вершиной этого государственного образования является отрезок времени, связанный с именем князя Всеслава Брячиславича”.

Известно имя этого князя нам еще со школьной скамьи. Он предстает со страниц школьного учебника как богатырь и чародей, способный оборачиваться зверем, волком, рыскавшим по Полоцкому княжеству без малого 60 лет. Учитывая, что с именем этого князя связана и история древнего Друцка, зададимся вопросом, волком ли рыскал Всеслав Чародей вдоль рек Друть, Двина и других водных путей? Может, вернее было бы разъяснять  учащимся и студентам  легендарные  действия князя, известные исследователям в основном через устное народное творчество, через синонимы  слова “рыскать” (носиться, сновать, прочесывать, обшаривать, гоняться, бегать, шастать, метаться) по волокам. В пользу такого подхода свидетельствует и то, что в других регионах Европы корень “вълк” встречается и в названии легкой ладьи, изготовленной из кожи,  налегке переносимой при необходимости  из русла одной реки в другую.

В пользу такой версии свидетельствует и тот факт, что территория Полоцкого княжества была (как никакое другое государственное образование) богата на стратегически важные волоки.

Самой привлекательной в этом плане является река Днепр и ее притоки Березина и Друть. Дрисса для этого не подходит, поскольку ее русло уводит в сторону от южного направления. Река Улла несет свои воды в Двину из южной стороны, а значит, путь по ней вверх по течению самой природой начертан в сторону “греков”. Воды Уллы омывают древнее поселение Чашники и открывают проход к озерам Лукомльское, Селява, к реке Бобр или в русло своего правого притока реки Усвейка (Усвея, Усвиж-Бук, Усвица, Ольшанка, Язва…).

В пользу существования там в древности волока свидетельствуют прежде всего гидронимы.

Как считает авторитетный исследователь гидронима Усвейка филолог профессор Александр Федорович Рогалев, это название  включает компонент Ус, что означает  “малая  речка”,  “приток”, “рукав  реки” и обычно используется в названиях рек, служивших в прошлом участками водно-волоковых путей сообщения. Гидроним  Усвиж означает вода. Название Бук — низкий речной берег, близкое к литовскому багна, т. е. топкое болото.

От истока Друти до Усвейки всего ничего. Друть на географической карте еще более южно ориентированное направление, прямой природой созданный указатель в сторону Черного моря. Если учесть, что в древние времена на месте современных болот возле Усвиж-Бука было озеро, можно с уверенностью агитировать за установление памятного камня на месте старинного сухопутного волока на пути из Друти в Усвейку вблизи деревни Раздольная.

Внимательный читатель должен мне возразить: не противоречу ли я своей собственной версии о существовании волока близ деревни Козигорка, о чем не раз приходилось выступать на страницах районки?

Одно другому не противоречит. То, что на Толочинщине, как и в других регионах,  в древности был не один волок — сомнений не вызывает. Наша задача на весах сравнительного анализа взвесить преимущества маршрута, который можно с уверенностью назвать самым важным в сравнении с другими путями, а значит, стратегическим для Полоцкого княжества.

Полагаю, будет правильным прежде всего поставить вопрос: есть ли шанс у реки Бобр претендовать на первенство в соревновании за право считаться более успешным вариантом водного пути через Березину в Днепр?

Проанализировав книги “Память” соседних районов, хочу вынести на суд читателей весьма осторожное на этот счет  мнение известного белорусского историка В. Л. Носевича. В книге “Память. Лепельский район” он пишет: “Есть мнение ученых, что через лепельские земли могло проходить одно из  ответвлений торгового пути “из варяг в греки”. Это ответвление, вероятно, имело местное значение…”.

В книге “Память. Борисов. Борисовский район” даже такого осторожного намека нет. В книге “Память. Крупский район” твердое убеждение в существовании пути “из варяг в греки” через реку Улла до Лукомля и в озеро Селява, далее волоком до Бобра, а потом по Березине подкрепляется ссылкой на авторитет русского историка Е. Романова. Против аргументов о выгоде  направления торгового пути от Двины до Бобра возразить трудно. Но не выгоднее ли было древним купцам, дойдя из Двины  до верховья реки Бобр, повернуть не вниз по его течению, а воспользоваться услугами волока на Друть, чтобы сократить маршрут?

Вооружившись прибором для измерения длины извилистых линий на топографических картах, проведем расчеты. Длина маршрута по реке Бобр до Березины (в точке ее впадения в реку Днепр) составляет добрых 300 км. Путь по реке Друть до Днепра и далее до встречи с водами Березины — более 250 км. Если плыть по течению рек бассейна Черного моря, этой разницей можно пренебречь. Иное дело, что возвращаться обратно с грузом товаров приходится, продвигаясь против течения. Тут  хочешь  не хочешь, а выберешь вариант встречи с князем, владеющим друцкими землями. Ведь водный путь — это  не столько собственно река, сколько инфраструктура, обслуживающая потребности тех, кто избрал ее для своего путешествия. Несколько тысячелетий самым важным объектом, обслуживающим водный путь, был бечевник. Шириной 21 метр по прибрежной полосе вдоль всего водного пути проходила специально оборудованная трасса. Ее правовой статус исчез из юридической практики только в наше время. Еще в законодательстве 50-х годов определялся запрет на земляные работы на бечевниках, строительство там даже времянок. Растущие на бечевнике травы предназначались для подкормки лошадей бурлаков. Деревья и кустарники, известные сегодня как охраняемые законом в водоохранной зоне, тогда  подлежали вырубке. Ничто, даже поселения в норах или хатках бобров, грызущих деревья, не должны были препятствовать бурлакам и  их лошадям  в перетаскивании барж. Интересно также, что запрет на использование мускульной рабочей силы по графе “бурлаки” был отменен в СССР только перед началом коллективизации.

Расходы на содержание волока, как и всего водного пути, покрывались путем взимания сборов, мыта. Из этой части доходов князя финансировались расходы на содержание артелей на волоках и привлечение авральных работников  по перевалке грузов как тягловой силы по транспортировке груженых судов против течения.

В свете изложенного можно смело утверждать, что не князь создал водный путь по Друти, а, наоборот,  река Друть способствовала возвышению Друцкого княжества. Князь, владевший городом Борисовом, а равно его союзники в Бобруйске или Речице, могли сколько угодно агитировать за использование Березины  в интересах торговли с греками и варягами, но ключ от “ворот” торгового пути  находился в княжеской резиденции в Друцке.

Обойти Друцк можно было, используя возможности реки Днепр. Его верховье контролировало Смоленское княжество. Смоленский волок между реками Касплей (левый приток Западной Двины) и Днепром в районе Гнездова  (14 км к западу от Смоленска) — это наиболее известный объект исследуемой нами темы.

В качестве примера критически проанализируем характеристику этого волока из книги “Память. Чашникский район”. В ней высказывается предположение, что “у притока Березины реки Бобр мог быть древний волок в направлении на Березину, Днепр и Черное море  местного значения”. Далее выдвигается ничем не подтвержденная версия о том, что “главная магистраль великого водного пути “из варяг в греки”  шла с Западной Двины на Днепр через Смоленск”.

Против такого умозаключения свидетельствует простая арифметика. Достаточно определить общую протяженность пути по Двине  от  впадения в нее реки Улла до Суража через Витебск — это более 100 км. От Суража по Каспле через волок в районе Гнездова и далее по Днепру до Орши  еще не менее 250 дополнительных километров. Плюс примерно столько  от Орши до Рогачева. Итого набирается добрых 600 км. Вдвое больше, чем прямой путь от Двины через территорию Друцкого княжества! Поставьте себя на место туриста, с минимальными потерями времени и сил решившегося пройти на байдарке от Балтийского моря по реке Западная Двина до побережья Крыма. Ваш ответ будет гениальным по своей убедительности: нам не нужны лишние сотни верст обходного  маршрута в направлении на Смоленск, если есть прямой путь на юг до Днепра по реке Друть.

Определившись, как мне кажется, с обоснованием места установки памятного камня на волоке в верховьях Друти, проанализируем историю возникновения аналогичного волока в верховьях реки  Кривой…

Николай ПЕТРУШЕНКО.

НА СНИМКЕ: д. Раздольная — у истоков реки Друть.

Все новости

Другие статьи рубрики

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


.

ПОИСК ПО САЙТУ

Выборы 2019

Год малой родины

75-летие освобождения Беларуси

Конкурс туристических фильмов

Ритуальные услуги

Земельные участки

ТехИнноПром 2019

Дар бесценный

В мире денег

Поможем церкви!

На благое дело

Наш календарь

Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив новостей