За каждым фактом — огромная жизнь

22 ноября 2019 13:53

Откликнуться на книгу Михаила Кузьмича «Мой Погост» мы попросили земляка автора, своими корнями принадлежащего к Гомельщине, знающего об укладе жизни полешуков не понаслышке, Н. С. Петрушенко.

В фонды Национальной библиотеки страны и Витебской областной библиотеки поступила книга Михаила Кузьмича «Мой Погост». Историко-документальная хроника родной деревни из полесской глуши кандидата философских наук — в высшей степени полезный и нужный обществу результат тщательного исследования экономики, истории, этнографии, социальной и культурной жизни уникального южного региона Беларуси — полезен и нам, жителям Толочинщины.

Мы — толочинцы —  пока не можем похвастаться таким вниманием к своим родным деревенькам. Но их прошлое не менее достойно аналогичного исследования. То, что каждый из нас может и должен на примере своей малой родины открыть неизведанный пласт нашей общей биографии и тем самым послужить развитию туризма и краеведения, не вызывает сомнения. В доказательство приведу пример роста внимания мировой общественности к Полесскому региону, который долгое время оставался без должного к нему внимания. Когда в сентябре 1934-го года дочь американского миллионера Луиза Арнер Бойд прошла в лодке по Припяти, по деревням, зажатым между болотами, увидела белорусов за простой крестьянской работой, зафиксировала на фотоаппарат быт и тяжёлую жизнь полешука, это стало научной сенсацией.  Вышедший в 1937 году в Нью-Йорке фотоальбом «Польская провинция» никого не оставил равнодушным. Обновлённая версия этого фотоальбома ныне доступна в сети интернет. Повторно американцы открыли для себя и мира Полесье на примере деревни Погост близ Турова Житковичского района, когда телеканал CNN подготовил в 2010 году видеоотчёт о зимних народных праздниках и обряде коледования. Фильм вошёл в топ-10 лучших видеоочерков телекомпании. В этом плане предстоящее 500-летие в 2020 году  деревни Погост обязывает думать  не только полешуков, но и всех белорусов о том, как превратить юбилейные торжества этой знаменитой деревни в большой международный праздник…

Для понимания уровня развития производительных сил этого региона Беларуси в исторической ретроспективе, известного нам прежде всего по творчеству Якуба Коласа («На Ростанях», «Новая земля») Ивана Мележа «Люди на болоте») проанализируем процесс распространение грамотности.

Школа в Погосте была открыта в 1884 году, в 1890 её посещало 16 мальчиков и 2 девочки, после установления советской власти библиотека трудовой школы 1-й ступени с пятиклассным образованием насчитывала полторы сотни  книг… на первых 5 учеников. Автор отмечает: составить список жителей деревни было некому. По списку выпускников середины торжества НЭПа 3 выпускника оценены, два не аттестованы как не прошедшие курс обучения. Не шибко шло и пополнение новым контингентом  — лишь 48 учащихся к 1925 году. Как удалось вырваться из этой трясины безграмотности, уму непостижимо. Но это было сделано! С 1958 года в колхозе на базе деревни Погост стала выходить своя многотиражка, имелось своё проводное радиовещание.

Это своеобразный «индикатор культурного роста» глуши, о людях которой классик писал: не люди мы — полешуки! И если за точку отсчёта принимать уровень в 5 учащихся и 150 книг в школьном шкафу в 1920 году, то в 1961 году в деревне выписывалось 400 экземпляров газет и журналов, в 1963 — почти 700! На 300 домовладений. Попутно задумаемся: а почему сегодня нет своего интернет — сайта в каждом бывшем колхозе, где особой страничкой должна быть и биография исчезающих деревень.

Впечатлили примеры, приводимые автором из истории экономической жизни родной деревни. В наследство от НЭПа, налево и направо расхваливаемого отдельными историками, краеведами и этнографами, уровень урожайности зерновых культур на полесских землях составлял менее 7 центнеров с гектара посевов. Соглашусь с автором, эта цифра способна повергнуть в шок современников. Можно ли было решительно изменить отдачу полесских песчаников? Самый быстрый и самый эффективный метод повышения отдачи посевов был очевиден — русские учёные-почвоведы с мировым именем доказывали необходимость отказа от двухполья. Переход к трёхполью, внедрение чистых паров было насущным, но, к сожалению, неубедительным для мужика из глубинки аргументом в пользу хозяйствования по новому. Примерно три пуда прибавки должно было дать и давало внедрение посевов очищенными на триерах семенами, то есть посевом ими без сорняков. Сортовые семена гарантировали большую прибавку  в 85 кг урожая с гектара…  С другой стороны, основоположник советской научной школы в агрономической химии академик Д. Н. Прянишников требовал более решительного поворота в сторону использования химических удобрений. В те времена Голландия вносила 600 кг минеральных удобрений на гектар, Германия — 300, Франция — 120… Именно усилиями Прянишникова к концу 30-х годов СССР производил уже 24 млн. тонн минеральных удобрений. В поисках ответа на вопросы о том, как на песчаниках Полесья отдельно взятый колхоз в деревне Погост стремительно рванул вперёд по показателям урожайности, надоев молока и привесов животных, я вслед за автором перелопатил архивную подшивку довоенной районки «Чырваная Тураўшчына» и убедился, насколько тщательно он собирал факты, примеры деревенской жизни, показатели развития аграрного сектора. Чтобы уточнить некоторые детали, обратился к исследованию коньюктуры рынка БССР в период времени, предшествовавшей коллективизации. Тогда Госплан БССР имел расчёты, подтверждающие успех НЭПа, — республика по валовому сбору хлеба превзошла 1913 год. Но вместе с тем в 1928 году было приобретено привозной ржи в количестве  1486 тыс. пудов. Основным поставщиком хлебных грузов в БССР в то время была Украина.

Вот и ответ на то, почему надо было переходить к ломке и переходе к колхозам. Преимущества коллективного труда в решении проблемы были очевидны. Важно при этом иметь в виду, что артельный труд, или труд сообща, появился не сам по себе. Он так же не был привнесён насильственными методами большевиков, как принято считать. Вспомним бессмертные слова поэта Николая Некрасова. Описывая тяготы строительства железной дороги в болотах Полесья, он замечал: «Голод сгоняет в артели людей». Формально общинное владение на территории Беларуси было ликвидировано во времена ВКЛ по результатам аграрной реформы в Великом Княжестве Литовском, проводившейся во второй половине XVI — начале XVII века по инициативе Боны Сфорца. Но её остатки сохранились и позже. Её пытался добить Столыпин. Особенно характерно это было для Полесья.

В этом убеждает исследование Корелина Н. Н. в конце 19 века. Подробно описывая общину на просторах российской империи, он отмечает: «Белорусы далеко не чужды общинного владения». Обращаясь к современникам того времени, он призывал: «Задача современной экономической политики должна быть сведена к реорганизации общины в высшую форму землевладения, т. е. в форму общинно-артельную». Мы как то незаметно стали забывать, что колхозы длительное время назывались сельскохозяйственной артелью и эта суть их была закреплена в Уставе. Осколков и отголосков общины на Полесье сохранилось больше, чем где-либо. Это и толока, методами которой возводились все постройки, кладка печей, рытьё колодцев, огораживание пастбищ, ремонт мостов и дорог, сенокошение, мелиорация болот, общинная запашка в пользу сирот, вдов и т. д.

Таких сторон деревенской жизни в истории родной деревни автора книги немало. О его добросовестности говорит такой пример: Михаил Кузьмич оставил для истории более 320 деревенских кличек своих земляков. Он дал подробное описание лесосплава.Не упустил выращивание на полях каучкуконосов — кок — сагыза, местных способов ловли рыбы, охоты, дал статистику и динамику изменений численности населения и многое другое.

В книге приводится факт, что на деревню в сто дворов приходилось 700 серпов. Почему так много? Ларчик открывается просто: полешуки имели отдельно свой вид серпа для болотной травы, отдельно для камыша и отдельно для тростника. Для зерновых культур — свой вид серпа. Каждый серп имел свой угол кривизны, рассчитанный на длину рук жницы. По праву жителя полесской глуши замечу: полешуки, в отличие от жителей других регионов, для набивки матраса используют не сено, а высушенную траву болотистых мест под  названием вишь.

Да и жизнь стремительно вносит свои поправки. Так в нашу самую новейшую историю современности земляки М. П. Кузьмича вписали несколько ярких страниц — близ этой деревни организован заповедный уголок, куда завезли первое поголовье легендарного тура. Туровский луг передан в аренду общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» для сохранения мест обитания куликов. Там же уже бродят на воле завезённые из Польши дикие табуны наследников тарпана — польского коника…

То ли мы ещё услышим в рамках подготовки и проведения 500-летия деревни Погост.

Николай ПЕТРУШЕНКО.

Все новости

Другие статьи рубрики

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники


.

ПОИСК ПО САЙТУ

Год малой родины

75-летие Победы

Прямые линии

Работа в Толочине

Ритуальные услуги

Поможем храму!

Наш календарь

Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Архив новостей

Мы в Инстаграме

Мы в Telegram