Рождение бригады «Гроза» (по страницам личного дневника начальника штаба партизанской бригады Дмитрия Котлярчука)

4 августа 2022 9:51

Митинг перед отправкой в тыл врага («Муромский сбор», июнь 1942 года)

Мало кто из партизан в годы Великой Отечественной войны вёл личный дневник. Для этого нужно было иметь особый характер. Начальник штаба партизанской бригады «Гроза» Дмитрий Михайлович Котлярчук, очевидно, им обладал.

Место службы — особый сбор белорусских партизан

— Представляешь, с августа 1942 года по июнь 1944-го изо дня в день записывал свои впечатления, — поделился в редакции этой информацией ветеран МВД Михаил Редько. — И, главное, все эти записи уцелели. Сегодня они хранятся у его дочерей, проживающих в нашем районе.

Как было мимо пройти этой новости?! С женщинами быстро договорились о встрече и в назначенный день прибыли в Коханово. В небольшой уютной квартире нас приветливо встретили сёстры Любовь Дмитриевна Котлярчук и Тамара Дмитриевна Трофимук. Усадили за стол, на котором заранее были разложены награды и документы. В том числе пожелтевшие подшивки ученических тетрадей с записями — где чернилами, где карандашом. Видно было, писались они второпях, по следам многих событий. В отдельных местах текст выцвел. Да и почерк не радовал глаз. Потребовалось бы время, чтобы с ним разобраться.

— Давайте пока просто поговорим, — предложили мы сёстрам. — Наверняка вам есть, что рассказать о своём отце. Откуда он родом и как оказался в наших краях?

И женщины, дополняя друг друга, приступили к рассказу.

Родился и вырос Дмитрий Михайлович Котлярчук в посёлке Туров на Гомельщине. В 1939 году окончил Учительский институт. Но по специальности работал немного. Вызвали парня в военкомат и сказали: армии нужны грамотные офицеры, и, не церемонясь особенно, направили на учёбу в пехотное училище Приволжского военного округа. Окончил он его полный курс в августе 1941 года и немедленно был направлен на фронт.

— Куда именно?

— Я разбирался с этим вопросом, — вмешался в беседу Михаил Редько. — В его военном билете записано, что он был командиром роты 207-го особого гвардейского лыжного батальона, который героически сражался под Тулой и вместе с другими частями Западного фронта сорвал немецкий план прорваться к Москве с этого направления. В феврале 1942 года он был ранен, до апреля 1942 года лечился. А вот дальше в его военном билете стоит странная запись: место службы — Особый сбор белорусских партизан. Узнать бы, что она означает.

— Отец рассказывал, что по решению ЦК Компартии Белоруссии и Центрального штаба партизанского движения СССР с фронта отозвали сотни уроженцев нашей республики, — пояснили нам сёстры. — Привезли на базу НКВД под город Муром, сформировали костяк будущих партизанских отрядов (по возможности из уроженцев тех регионов, где им предстояло сражаться с врагом) и приступили к их подготовке.

— Чему учили?

— Давайте лучше мы вам зачитаем, что он сам пишет по этому поводу: «Изучали немецкое и чешское оружие (напоминаем читателю, что после Мюнхенского сговора Франции и Англии с фашистской Германией Чехословакия была расчленена и передана под протекторат Гитлера. В результате крупнейший в Европе военно-промышленный комплекс этой страны оказался в его полном распоряжении.— Прим. редакции), немецкий язык касательно военной терминологии, способы разведки и контрразведки противника, тактику боя из засад, в наступлении, в обороне, при разгроме вражеских гарнизонов, работе с местным населением на оккупированной территории, взрывному делу, организации связи с Центром…

Рейд в глубоком тылу

Мы с Михаилом Редько только переглянулись. Сегодня бы сказали, готовили спецназ, да и только.

— Важно подчеркнуть, — между тем продолжали рассказывать сёстры, — что по окончании подготовки всем отрядам дали названия. Их отряд назвали «Гроза».

— Кто им командовал?

— Кадровые офицеры Красной Армии с боевым опытом. Решетников Николай Артемьевич, уроженец деревни Старый Толочин, стал командиром отряда, комиссаром — Нарчук Семён Николаевич, уроженец деревни Большие Козки Плосковского сельсовета, начальником штаба — наш отец. Ещё двое — Ворошень Алексей Демьянович, уроженец деревни Волковичи, Куприянец Лев Карпович, уроженец Толочина, пока остались без должностей. Им предстояло командовать другими подразделениями партизан по мере превращения отряда в полноценное партизанское соединение за счёт пополнения из числа местного населения.

— Сборы проходили вдали от фронта. Как его переправили в наши края?

— О, это была целая операция. В результате зимнего наступления Красной Армии в 1942 году наши войска продвинулись далеко на запад. В районе городов Великие Луки и Демидово они вплотную подошли к границам нашей республики. В своих воспоминаниях отец пишет, что в отдельных местах обороны противника наша разведка нашла небольшие разрывы. Через них скрытно и провела отряд через линию фронта.

Но это было только начало. Ему предстояло пройти около 400 километров по оккупированной территории Беларуси, чтобы попасть в наш район. Отец пишет, что шли в основном по ночам, предварительно разведав маршрут на очередной переход. В населённые пункты не заходили. Опасно. Можно было нарваться на засаду и провалить задание. К слову, в его дневнике есть по этому поводу красноречивая запись. Оказывается, не все отряды, прошедшие муромский сбор, смогли уцелеть на этом этапе. Часть их немцы перехватили, рассеяли или полностью уничтожили.

— Бои при движении были?

— Были, но скоротечные. В подобных случаях отряд старался тут же скрыться в лесу и форсированным броском оторваться от немцев. Особенно тяжело им пришлось, когда пересекли дорогу Орша — Лепель. Отец пишет: «Двигаться становилось очень опасно, так как в Оршанском и Толочинском районах немцы создали густую сеть немецко-полицейских гарнизонов по всей территории и особенно вдоль железной дороги и магистрали Минск — Москва На каждом шагу можно было нарваться на скрытую засаду…».

Несмотря на все трудности и опасность, в конце июля 1942 года отряд благополучно прибыл к месту назначения и после разведки окрестностей расположился где-то в районе Горщевщины.

— Сколько в нём было бойцов?

— 51 человек (один погиб при переходе), в том числе 3 девушки, две из которых были радистками. Их в отряде особенно берегли.

— Ну, это понятно. Без связи отряду пришлось бы очень непросто.

— Да. Отец в этой связи пишет: «Как только мы прибыли по назначению в Толочинский район, сразу же дали радиограмму Центральному штабу партизанского движения. Получение нашей радиограммы было подтверждено. П. К. Пономаренко поздравил нас с выполнением первой задачи…».

— И даёт какие-то указания?

— Нет. Очевидно, действовать отряду предстояло исходя из конкретно складывающейся обстановки, полагаясь на собственный анализ действительности. Впрочем, давайте сделаем так. Отец незадолго до смерти все свои дневниковые записи обработал. Рукопись перед вами. Возьмите с собой и прочтите. А потом и поговорим.

Михаил КОРОЛЁВ.

(Продолжение следует).

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Метки:



.

ПОИСК ПО САЙТУ

Год исторической памяти

Дожинки-2022

Партизаны Толочинщины

Прямые линии

Ритуальные услуги

Поможем храму!

ЧТУП “РОУЗТОРГ”

Наш календарь

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль   Сен »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архив новостей

Мы в Инстаграме

Мы в Facebook

Наши видео

Мы в Telegram